Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 1-2 (9-10) январь-февраль 2004

 
 

 Защитный слой 

 

  • Подробности

  • НЕ ПРОСТОЕ УКРАШЕНИЕ

  • КОД БЕЗ ПРАВА ПЕРЕДАЧИ

  • ТРУДОВЫЕ КНИЖКИ ПОМЕНЯЛИ ЛИЦО

  • ЛЕГКИМ ДВИЖЕНИЕМ РУКИ ВЕКСЕЛЬ ПРЕВРАЩАЕТСЯ... В ПРОСТО БУМАЖКУ

 

 


НЕ ПРОСТОЕ УКРАШЕНИЕ

Иногда требуются десятки лет, чтобы научное открытие нашло свое практическое применение.

Именно такой путь прошел метод записи объемного изображения, предложенный Д. Габором в 1947 году.

Голограмма, что в переводе с греческого означает «целое изображение», это на самом деле интерференционная картина записи волнового фронта с его последующим восстановлением с помощью явлений дифракции.

Первые не слишком удачные попытки получить голограммы были предприняты при помощи ртутно-кварцевой лампы.

Сегодня для записи оригиналов голограмм используется несколько технологий — это лазерная запись и различные варианты оптической записи.

Голограммы — эффективная технология защиты документов и ценных бумаг.

О рынке защитных голограмм журналу «Водяной знак» рассказал профессор Московского государственного университета, президент Центра компьютерной голографии Александр ГОНЧАРСКИЙ.


— Изменилась ли технология создания голографического изображения с момента его изобретения? Какова она сегодня?

— Сегодня защитные голограммы имеют массу названий. Это и английское слово OVD (Optical variable device), что лучше не переводить в принципе. Это и кинеграммы, и пиксельграмма и т. п. Современные технологии ушли далеко вперед от оптической технологии записи, которая использовалась на первых этапах. Сегодня осталось только одно общее название.

Например, то, чем занимается наш центр, — это компьютерно-синтезированные голограммы. Сама запись оригинала здесь осуществляется электронным лучом. Сформированный таким образом микрорельеф имеет разрешение менее длины волны видимого света. Размер пикселя равен 0,1 микрона на 0,1 микрона. Для примера: диаметр человеческого волоса составляет 50—60 микрон.

— Когда впервые голограммы получили развитие не только как изобразительное искусство и предмет для научных исследований, но и как технология защиты для документов, ценных бумаг и другой продукции?

— Действительно, до того как появилось понятие защитная голограмма, отношение к голографии было странное. Например, висит голографическое изображение бриллианта в магазине. Эффект потрясающий, но — домой же вы такое не купите. Лучше настоящий бриллиант. Чтобы смотреть на такие голограммы, нужно было специальное освещение. Тогда никто не мог оценить, насколько это изобретение будет полезным.

Наука развивается по своим законам. Вопросы о том, кому нужно или не нужно изобретение, изначально неверны по своей сути. Открытие может лежать на полке 20 лет, а потом «вырасти» во что-то совершенно новое. Например, томография. Идейно она родилась еще в начале прошлого века, а «проросло» это только 20 лет назад. Сейчас же томограф в развитых странах есть в каждой поликлинике, где без него не обходится постановка ни единого диагноза.

Сейчас идет бум голографии, так как она нашла эффективное применение в борьбе с подделками. Нашлись люди, которые разработали технологию серийного производства защитных голограмм. В результате цена голографической защиты оказалась маленькой, а эффективность защиты — очень высокой.

Самыми первыми массовыми защитными голограммами стали «голубки», которые поместили около 15 лет назад на пластиковых картах Visa. После явного успеха Visa и MasterCard почти все пластиковые карты имеют голограммы.

— Можно ли говорить о том, что голограмма — это панацея от подделок? Или все-таки существует возможность скопировать и эту защиту?

— Что касается общемировой статистики подделок всех видов товаров, речь идет о 250—350 миллиардах долларов в год, не считая банкнот и пластиковых карт. Это — 5—7 процентов годового оборота всех стран мира. К сожалению, нет официальной статистики по подделке продукции, которая защищена голограммой, и это для нас большая проблема, так как мы не можем точно оценить степень эффективности воздействия наших технологий.

Особенно проблемный в отношении подделок — восточноазиатский регион, где уровень подделок некоторых видов товаров доходит до 90—95 процентов. Подделывают все, и даже защитные голограммы.

— Насколько я понимаю, речь в большинстве случаев идет не о полном копировании, а об имитации. А разве невозможно считать информацию с голографического рельефа и произвести обратный технологический процесс, получив близкую к исходному оригиналу матрицу?

— Здесь есть несколько степеней защиты.

Во-первых, для того чтобы копировать электронно-лучевые голограммы, необходимо иметь соответствующее оборудование, цена которого начинается от 3 миллионов долларов и достигает 50 миллионов долларов. Такая подделка часто экономически нецелесообразна. Но допустим, что эта авантюра финансово оправдана.

Во-вторых, требуются специалисты высочайшей квалификации, которые умеют работать на электронно-лучевых генераторах, решать обратные математические задачи, заниматься математическим моделированием и т. п. Такие знания в полном объеме нельзя получить даже в Оксфорде или в Московском государственном университете. Необходимо работать в этой области десяток лет.

В-третьих, сама голограмма, нанесенная на фольгу, многократно защищена. Естественно, ее нельзя скопировать никаким полиграфическим способом. Невозможно ничего увидеть в оптический микроскоп. Не спасает злоумышленников и электронный микроскоп. Увидеть микрорельеф рисунка нельзя, так как фольга состоит из нескольких слоев различного состава, которые не позволяют добраться до микрорельефа. При попытке снять верхние слои или вообще отделить голограмму от поверхности фольга разрушается вместе с микрорельефом самого изображения. Только если голограмма очень простая и выполнена по доступной оптической технологии, зачастую можно в обратном порядке пройти все этапы изготовления и получить если не такую же, то очень похожую голограмму.

Те голограммы, которые изготавливаем мы, помимо видимых секьюрити-признаков, содержат огромный перечень невидимых глазу, но улавливаемых специальными приборами знаков, микротекстов и т. п. В сложные голограммы вбивается около 200 Гб информации. Поэтому для того, чтобы отличить подделку от оригинала, заказчик обычно получает «талмуд» с перечнем и описанием экспертных признаков. То есть серьезные подделки голограмм, выполненных по электронно-лучевой технологии, просто экономически невыгодны.

— Насколько высока сегодня конкуренция в производстве электронно-лучевых голограмм?

— В мире существует менее 10 фирм, которые могут делать подобные вещи. Например, в Японии — это DAI Nippon, в Европе — Kurz, есть компания в Австралии и ряд других.

В России такие голограммы могут делать НТЦ «Атлас», ЗАО «Первый печатный двор», ЗАО «КРЗТ». Главная сложность в производстве голограмм электронно-лучевым способом — это расчет микрорельефа голограммы, который связан с решением сложных обратных задач.

Что касается оптических методов записи оригиналов, то их использует огромное количество фирм как в России, так и за рубежом.

— У голограмм, кроме плюсов, есть и очевидные минусы. Многие люди, видя голограмму, воспринимают ее как 100-процентную защиту. Например, известны случаи, когда на фальшивые банкноты евро наклеивали просто кусочки подарочной фольги и люди считали, что это и есть голограмма.

— Проблема обучения и информирования населения актуальна для всех защитных технологий. Увы, но даже я сам не проверяю деньги. У нас это не принято. Подозревать всех в том, что тебе дают подделку, — это неудобно даже. Нас этому не учили.

То, что человек чего-то не знает, абсолютно нормально. Надо здесь использовать такие журналы, как ваш, надо использовать радио и телепередачи для образования. Надо менять отношение к важным документам и ценным бумагам. Вот вы сравнивали, как гражданин Германии, например, и гражданин России складывают деньги? Один бережно складывает в бумажник, а другой комкает и запихивает в карман как попало.

Мы принимали участие в заказе на изготовление паспортов. Одна из проблем была в том, что наши граждане носят паспорт не в боковом кармане, а в заднем и регулярно на него садятся. Это проблема обучения культуре отношения к документам.

— Что самое сложное в борьбе с поддельщиками?

— Тут опять же всплывает общая для всех защитных технологий проблема.

Можно сделать суперзащищенную голограмму, но главное, чтобы была прописана процедура контроля и проверки. То есть кто и как проверяет и контролирует, какими приборами, как часто. Какие полномочия, кто имеет право контроля. Например, если я, как разработчик большого количества голограмм в РФ, приду в магазин и скажу: «Ну-ка, дайте мне посмотреть, что это у вас. Да это у вас подделка…»

Чем может закончиться такой эпизод, я не знаю, поскольку никаких полномочий для проверки я, как гражданин, не имею. Или имею? Сегодня некоторая система есть, но хотелось бы, чтобы она была более эффективной. И еще. У нас нет официальных данных о подделках. Вот мы делаем, например, суперзащищенные голограммы, но мне неизвестно из официальных источников, насколько это снижает уровень подделок и нелегального оборота продукции.

— А существуют примеры случайной подделки?

— Вы имеете в виду, что производитель может случайно разработать оригинал голограммы, которая абсолютно совпадает с уже существующей голограммой?

Если это и возможно, то только для абсолютно элементарных голограмм. Для наших голограмм с объемом информации в 200 Гб «случайная» подделка невозможна. И не «случайная» тоже. Кроме того, в Международной ассоциации производителей голограмм IMHA, куда входит и наш Центр компьютерной голографии, есть специальный реестр, в который заносятся произведенные голограммы, о чем свидетельствует выдаваемый сертификат. Образцы заносятся в общую базу данных. Это единственная международная организация, которая регистрирует голограммы.

— Каков сегодня объем рынка защитных голограмм?

— Рынок стремительно развивается. Очень много голографических элементов используется в защите денег и пластиковых карт, ведь голограммы — это лишь один из элементов защитных технологий. Я затрудняюсь в точной оценке объемов мирового рынка, но это сотни миллионов долларов в год.

— Насколько голографическая защита дорога для потребителя? С какого количества экземпляров использование защитных голограмм становится целесообразным с экономической точки зрения?

— Заказ каждой голограммы индивидуален. Могу сказать, что для миллионных тиражей цена одной голограммы может падать до 0,01 доллара. Цена голограммы может быть разной и зависит в первую очередь от тиража. Вас же не удивляет, что, например, цена колеса болида формулы 1 — около 50 тысяч долларов, а цена колеса для автомобиля «Жигули» — около 1500 рублей.

У нас был заказ, когда мы делали 24 экземпляра сложнейших защищенных голограмм размером дюйм на дюйм. Мы предлагали заказчику подарить 25-ю голограмму. Но требования клиента были очень жесткие. То есть нужно было ровно 24 штуки. А все образцы и матрицы заказа были уничтожены сразу после окончания работы. Это обычная практика для всех, кто работает в защитных технологиях. Естественно, что цена одной голограммы была достаточно высока, но клиенты сочли заказ целесообразным.




Егор Шадурский

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2020 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных