Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 8 (8) декабрь 2003

 
 

 Защитный слой 

 

 

 


ЧТО БУДЕТ В ПАСПОРТЕ МОЕМ?

Паспортная реформа почти закончилась: 99 процентов российских граждан обменяли старые, советские паспорта на новые, российские.

Однако похоже, что эта реформа — не последняя. В последние месяцы немало было сказано о том, что в перспективе Россия должна перейти на электронные паспорта, что необходимо вводить идентификационные удостоверения личности с микрочипами.

И хотя подобные решения — дело даже не завтрашнего, а скорее послезавтрашнего дня, в объединении «Гознак» уже работают над тем, как наиболее эффективно защищать подобные документы от подделок. Подробности — в беседе корреспондента «Водяного знака» с начальником управления защитных технологий объединения «Гознак» Александром ПИСАРЕВЫМ.


— По большому счету развитие систем идентификации личности делится на два направления — это внутренние российские документы, удостоверяющие личность, и заграничные паспорта, с которыми российские граждане едут за рубеж.

В большинстве развитых стран это разные документы. У каждого из них — свои особенности, и эти особенности в настоящее время являются предметом исследований. Если говорить о внутреннем документе, возможно, здесь нет необходимости в документной книжке как таковой. То есть в паспорте в том виде, к которому мы привыкли. Такой документ может быть реализован в виде пластиковой карточки, содержащей разные носители информации: в первую очередь чип, не исключены магнитная полоса и другие высокотехнологичные носители.

Понятно, что, помимо информационной защиты, такая карточка должна содержать еще и защиту физического носителя. Эта физическая защита достигается полиграфическими средствами, применением материалов со специальными свойствами и другими способами. Эти проблемы в настоящее время также являются предметом разработок НИИ «Гознака».

Сам выбор принципиального технического решения для внутреннего документа, то есть выбор между исполнением документа в виде документной книжки или пластиковой карточки, зависит еще и от готовности государства к инвестициям в инфраструктуру обращения таких документов. Применение пластиковых карточек требует ридеров — считывающих устройств. Затраты на их установку, системное использование, обслуживание, программное обеспечение — это немалые деньги.

Но решение о внедрении пластиковых документов вполне может быть принято, и российские разработчики готовы к реализации этого решения, не исключая при этом возможности кооперации с ведущими зарубежными производителями.

Вместе с тем, в настоящий момент нельзя считать окончательно исключенным и вариант документной книжки старого образца в силу целого ряда ее преимуществ, связанных с использованием классических способов защиты, по которым налажен контроль подлинности и обучены эксперты.

Что касается загранпаспорта — он в любом случае должен представлять собой документную книжку, сшитую нитками: для того чтобы ставить визы, необходимы страницы.

Если в отношении внутреннего документа вопросы технических требований к самому документу, аппаратуре, программному обеспечению, инфраструктуре его использования нами могут решаться автономно, то в отношении заграничного паспорта мы должны прежде всего отталкиваться от международных стандартов, существующих в этой области. Ведь заграничный паспорт должен приниматься во всем мире, и он должен быть совмещен с контрольной и считывающей аппаратурой, которой оснащены терминалы в разных странах.

Кроме того, мы как российские производители заинтересованы в том, чтобы не только минимально отвечать международным требованиям, но и нарастить уровень защищенности по сравнению с международным уровнем настолько, насколько это будет экономически целесообразно.

— Какие именно данные предполагается кодировать в новых удостоверениях?

— Уровень защищенности нового типа документов должен обеспечивать надежную идентификацию подлинности этих документов, надежное считывание и страховку от несанкционированной перезаписи персональных данных, включая фотографию и другие биометрические данные, которые будут записаны в чипе и других носителях информации. В паспорт будет занесено не только изображение лица человека. Речь идет о целом ряде параметров, куда входят и дактилоскопия пальцев, и кодирование радужной оболочки глаза. В настоящее время эти варианты персонализации исследуются.

Впрочем, даже фотография на новых документах будет не та, что вклеивается сегодня. Это будет фотография принтерная, она будет дублирована несколькими разными способами — такие как микроперфорация, люминесцирующие изображения, цифровая запись.

При этом документная книжка будет нести в себе все виды защиты продукции этого класса, освоенные на «Гознаке» к настоящему времени, и ряд новых видов защиты, которые в НИИ «Гознака» находятся в разработке и близки к завершению и внедрению в производство.

При такой комплексной защите документной книжки как физического объекта надо понимать, что акцент защитных технологий делается все-таки на той странице, которая несет на себе персональные данные. Она может быть либо пластиковой, но вшитой в корешок документной книжки, либо это должна быть защищенная бумага той же природы, что и остальные листы документной книжки, но ламинированная. Естественно, что там могут быть использованы разные виды ламинатов. При этом также могут применяться чипы, поскольку это общемировая тенденция, которую мы принимаем за основу. Сейчас НИИ «Гознака» занят отработкой имплантирования чипов в документные книжки типа паспорта.

— В России множество населенных пунктов, в которых сложно представить себе ридеры. Как быть с российской глубинкой?

— Именно это обстоятельство не позволяет сегодня однозначно говорить о выборе пластиковых карточек как идентификационного удостоверения личности. Контролирующая аппаратура, считывающая аппаратура расположена пока далеко не везде. Во многих местах для контролеров удобнее традиционная документная книжка.

Очень важен аспект выдачи документов. Здесь весь вопрос в том, как собирать персональные данные: как фотографировать цифровым аппаратом, как снимать радужные оболочки и дактилоскопические отпечатки (причем не дедовским способом путем зачернения пальца, а современными автоматизированными средствами). Все это придется максимально приближать к населению, хотя бы на уровне районных центров. А вот проведение персонализации может быть централизовано в гораздо большей степени — вплоть до создания персонализирующих производств на Московской и Пермской печатных фабриках.

Есть ряд промежуточных уровней, когда съем персональной информации происходит ближе к районному уровню, а персонализация осуществляется на уровне федеральных округов и субъектов федерации.

Второй важный аспект — как организовать использование информации, закодированной в документах, в повседневной жизни. Здесь действительно важно представлять, насколько полным будет оснащение ридерами, насколько государство готово к инвестициям в эту область.

— Уже высказываются опасения, что появление в паспортах чипов может быть неоднозначно воспринято верующими. И что возможны серьезные проблемы — как это было при введении ИНН.

— Очень обидно, что на эту тему существует множество спекуляций. Причем предметом таких спекуляций стали и те новые паспорта, которые сегодня получило подавляющее большинство россиян.

В экспертно-криминалистический центр МВД поступило несколько паспортов с нарушенным уголковым гильошем на фотографии (на странице с персональными данными). Некоторые люди почему-то считают, что этот уголок содержит некий код, создающий идентификационную опасность, что там может быть какая-то скрытая запись. И поэтому, даже соглашаясь принять такой паспорт, стараются счистить уголок, неизбежно делая паспорт недействительным и приводя к необходимости его замены.

Поскольку этот паспорт создавался в нашей организации, я со всей ответственностью могу сказать, что никаких кодов там нет. Предположение о том, что гильоширный уголок может содержать в себе некую персонифицирующую информацию или код, абсурдно по определению, потому что этот уголок наносится на производящем предприятии задолго до персонификации. Он наносится тогда, когда производится ламинат и паспортной книжки как таковой еще не существует. Поэтому о персональной информации на том этапе просто не может быть речи — этот уголок никак не может быть привязан к личности, которой паспорт со временем будет выдан.

То же самое можно сказать и о других подозрениях — что якобы возможна некая магнитная запись на отпечатанных темной краской фрагментах. Занимаясь вопросами записи и считывания информации, мы знаем точно, что в данном случае никакая магнитная запись произведена быть не может в силу химико-физических особенностей этих красок.

Так что паспортов бояться не нужно — ни нынешних, ни тех, которые появятся в будущем.

Елена Киселева

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2020 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных