Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 6 (62) июнь 2008

 
 

 Вечные ценности 

 

 

 


ОТКРЫТИЕ, РАВНОЕ КНИГОПЕЧАТАНИЮ

Так отзывались об изобретении гальванопластики специалисты. А у публики это изобретение имело столь же шумный успех, как и открытие фотографии

«Гальванопластика исключительно принадлежит России», — так писал о своем изобретении его автор, выдающийся русский физик и электротехник академик Борис Семенович Якоби (1801–1874). Он изобрел не только гальванопластику, но и электрический телеграф, электрические моторные лодки, электрические мины. Однако именно изобретение гальванопластики принесло ему всемирную известность (подробно о том, как появилась гальванопластика в России, «Водяной знак» рассказывал в № 3, 2007). Между тем Борису Якоби пришлось столкнуться с многочисленными попытками дискредитировать его как изобретателя. Даже простой перечень лиц, претендовавших на роль изобретателя гальванопластики, занял бы немало места. Авторство на изобретение гальванопластики Б. С. Якоби пришлось доказывать многие годы. В 2008 году гальванопластике исполняется 170 лет. И это, безусловно, повод, чтобы продолжить рассказ об изобретателе и его изобретении.

На пользу всей империи и всего света

5 октября 1838 года на заседании Петербургской Академии наук было прочитано письмо Бориса Семеновича Якоби о сделанном им открытии гальванопластики. Этот день считается официальной датой появления гальванопластики.

В октябре 1839 года Петербургская Академия наук рекомендовала Б. С. Якоби выдвинуть свое изобретение на соискание Демидовской премии. Премия ежегодно присуждалась Академией наук за лучшие работы в области науки, литературы и промышленности. В соответствии с предписанием учредителя премия могла быть вручена только после опубликования в печати труда соискателя.

Однако после опубликования своего труда Якоби уже не смог бы оформить патент (тогда он назывался привилегией) на свое изобретение гальванопластики. По существующим и до настоящего времени правилам изобретение сохраняет патентоспособность, если на него подавалась патентная заявка до появления его описания в печати.

Для того чтобы «убить двух зайцев» — оформить патент на изобретение и выдвинуть его на Демидовскую премию, — Якоби 14 февраля обратился в Мануфактурный совет с заявкой на десятилетнюю привилегию. Заявку он подал, но воспользоваться ею не смог, так как через месяц, 15 марта, русское правительство приняло решение о покупке изобретения Б. С. Якоби. Николай I предписал министру финансов Е. Ф. Канкрину приобрести в государственную собственность изобретение «для всеобщего обнародования на пользу всей империи, а если угодно — и для пользы всего света». Таким же способом ранее французское правительство поступило, приобретя изобретение фотографии и тем самым сделав его достоянием всего мира.

С согласия изобретателя решили «выдать ему в вознаграждение за оказанную наукам, художествам и вообще отечественной промышленности услугу 25 000 рублей серебром с тем, чтобы подробное описание его открытия с нужными для пояснения чертежами напечатать во всеобщее известие, дабы всякий мог оным пользоваться».

Вскоре Якоби была опубликована статья, а затем она была издана отдельной книгой под названием «Гальванопластика, или Способ по данным образцам производить медные изделия из медных растворов помощию гальванизма». Книгу издали на русском и немецком языках. Книгу на немецком языке Якоби отправил крупнейшим западноевропейским ученым и получил от них восторженные отклики. Позже книгу издали на английском языке в Манчестере и Лондоне.

В соответствии с существующими правилами одному из академиков поручалось представить заранее рецензию сочинения претендента на Демидовскую премию. Доклад сделал академик Э. Х. Ленц, и в 1840 году Академия наук наконец присудила Б. С. Якоби за открытие гальванопластики престижную Демидовскую премию.

Ученый отказался принять денежную премию размером в 5000 рублей, он писал: «Учитывая щедрую компенсацию, которую я уже получил, денежная сторона премии не может ни вознаградить, ни стимулировать меня». Ученый пожелал, чтобы присужденная сумма была употреблена на дальнейшие исследования по части электромагнетизма и гальванизма и на усовершенствование сих загадочных сил природы.

Русское правительство не только подарило просвещенному миру замечательное изобретение Б. С. Якоби, но и создало условия для всех желающих познакомиться на практике с ним. Для этой цели на Васильевском острове, в здании Министерства финансов, был создан «гальванопластический класс при рисовальной школе», т. е. первое специальное гальванопластическое училище. Его выпускники, исчисляемые сотнями, работали в различных гальванопластических мастерских столицы и других городов России.

В письмах к президенту Академии наук Б. С. Якоби писал: «Я не хотел бы ни за что на свете, чтобы честь этого открытия, которое через короткое время даст огромные преимущества искусствам и ремеслам, была гнусным образом похищена из России — моей второй родины…». Изобретателю много раз предлагали оформить патент на свое изобретение в других странах, в том числе и в Америке, и тем самым «нажить себе состояние». «Но более веские соображения заставили меня противиться этим искушениям», — объяснял Борис Семенович Якоби.



О том, как Борис Якоби с Федором Толстым поссорился

В одной из историй, связанных с изобретением гальванопластики, участвовали три человека: Б. С. Якоби, И. Гамбургер и известный медальер, художник и скульптор, вице-президент Академии художеств Ф. П. Толстой («Водяной знак» рассказывал о его творчестве в № 9, 2007).

В 1838 году Якоби пригласил для выполнения подсобных работ по гальванопластике весьма одаренного ремесленника Гамбургера. Заметив, что приглашенный, не имея никакого образования, отлично справляется с работой и исподволь изучает приемы гальванопластики, Якоби сам стал учить его. Через некоторое время способный ученик начал уже самостоятельно выполнять работы.

Федора Петровича Толстого всегда отличала страсть к познанию, сделавшая его одним из самых образованных людей своего времени. На этот раз он решил обучиться гальванопластике, чтобы самостоятельно изготавливать копии со своих работ. Для этой цели он познакомился с Гамбургером, который представился ему как изобретатель гальвано­пластики. Чтобы завоевать доверие художника, Гамбургер стал приносить Толстому копии его работ. Копии он брал без разрешения в мастерской Б. С. Якоби.

Также без разрешения, но на этот раз уже Ф. П. Толстого, он принес в мастерскую Б. С. Якоби для опытов свинцовые слепки с двух барельефов (один барельеф был не вполне закончен и еще не опубликован).

27 сентября 1839 года должно было состояться открытие Пулковской обсерватории. Николай I, присутствие которого планировалось на церемонии, пожелал, чтобы ему заодно показали и способ получения гальванопластических изделий. Якоби подготовился к демонстрации опытов и решил преподнести в дар императору художественные изделия. Среди выбранных изделий, как назло, оказались последние копии с работ Толстого, принесенных Гамбургером. Узнавший об этом скульптор пришел в ярость. Якоби заменил изделия и попытался объясниться с Толстым, но уладить недоразумение не удалось. Против Якоби началась кампания, появились материалы в прессе, в которых настоящим автором изобретения назывался Гамбургер. Поскольку все это затрагивало эпизод с подношением художественных изделий царю, было проведено расследование в Цензурном комитете. От Гамбургера потребовали публично отречься от своих претензий и удовлетвориться признанием попытки внести некоторые усовершенствования в гальванопластику, которые им действительно были сделаны. Однако и после этого ослепленный обидой Федор Толстой упорно и безуспешно добивался в различных инстанциях признания за Гамбургером авторства изобретения гальванопластики и доказывал, что Якоби «присвоил» и его художественную собственность.

История, когда по‑настоящему была присвоена собственность Толстого, уже имела место. Его медальон «Родомысл» один берлинский чугунозаводчик присвоил, размножил и заработал на этом приличные деньги. На этом немец не остановился, он еще вручил его рус­скому императору и был им награжден.

Возможно, поэтому конфликт между Борисом Семеновичем Якоби и Федором Петровичем Толстым и вышел таким острым, отравляя долгое время жизнь этим двум незаурядным личностям.

Время расставило все по своим местам: Б. С. Якоби остался изобретателем гальванопластики, Гамбургер продолжал ею заниматься. Известно, что он получил заказ и работал над отливкой бронзовых частей памятника Ивану Сусанину в Костроме, памятника Петру I в Полтаве, памятника Г. Р. Державину в Казани.

При содействии Гамбургера Толстой одним из первых в Петербурге обзавелся гальванопластической лабораторией, известен ряд выполненных лично им копий его барельефов.

Работы Ф. П. Толстого — серия медальонов на события Отечественной войны 1812 года (20 сюжетов) и серия медальонов в память подвигов российских войск в войнах с Персией и Турцией 1826–1829 годов (12 сюжетов), а также и их гальванопластические копии — до сих пор являются украшением крупных музеев страны.



Изобретение мирового масштаба

Первые отзывы о гальванопластике, которые появились в печати, показывали, что для большинства современников, искренне восхищавшихся замечательным открытием, возможности его применения представлялись ограниченными в основном областью художественного ремесла. Однако через несколько лет гальванопластика стала пользоваться успехом на производстве, что для многих стало неожиданным.

В 1851 году, вернувшись из командировки в Западную Европу, Якоби писал: «Я получил удовлетворение, еще раз увидев, что гальванопластика, дитя, которое я дал миру не без трудностей, растет и хорошеет, обходя весь свет и всюду оставляя бессмертные труды».

На Парижской всемирной выставке в 1867 году высоко была оценена работа, связанная с гальванопластикой, и ее создатель Б. С. Якоби, которому присудили Золотую медаль.

В 1888 году, когда отмечалось 50‑летие гальванопластики, Русское техническое общество отмечало: «В истории образованности открытие гальванопластики должно быть приравнено по своему значению к открытию книгопечатания». По шумному успеху, который она имела, гальвано­пластика могла сравниться с открытием фотографии.

Говоря о гальванопластике, нельзя не упомянуть Экс­педицию заготовления государственных бумаг. С этим предприятием Б. С. Якоби связывало очень многое: Экс­педиция стала первым в мире предприятием, которое начало использовать изобретение гальванопластики в полиграфии при печатании бумажных денег. Здесь в 1839 году открылась и первая в мире производственная гальванопластическая мастерская. В этой мастерской изготавливались художественные гальванопластические изделия. Кроме того, здесь работали специалисты — ученики Б. С. Якоби, которые внесли много нового в гальванопластику.

Умер ученый на семьдесят третьем году жизни. Похоронили его на Смоленском кладбище в Петербурге. Примечательно, что над могилой Бориса Якоби установили его бюст, выполненный методом гальванопластики. Автором бюста стал французский скульптор Малле.

Итог жизни Бориса Якоби подвели слова, произнесенные на собрании Академии наук после смерти изобретателя: «Того, что он сделал в жизни, достаточно для его бессмертия в науке».




Ольга Воробьева

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2020 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных