Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 3-4 (3-4) июль-август 2003

 
 

 Для пользы дела 

 

 

 

 


ЛИШНИЕ ДОЛЛАРЫ

Золотовалютный запас: копить или инвестировать?

Золотовалютные резервы Центрального банка России в этом году растут рекордными темпами.

Если на 1 января 2003 года они составляли 47,79 млрд. долларов, то по состоянию на 20 июня 2003 года — уже 64,9 млрд. долларов, что является абсолютным рекордом с тех пор, как ЦБ публикует информацию о своих резервах.

В связи с этим все острее встает вопрос: как наиболее эффективно использовать эти средства?


За весь 2002 год резервы увеличились на 13,2 млрд. долларов (оценка по текущим валютным курсам). По плану же на 2003 год предполагался рост золотовалютных резервов на 7 млрд. долларов за весь период.



Евро теснит доллар

По сравнению с предыдущим годом значительно возросла доля недолларовых активов. Если в прошлом году они составляли не более 10 процентов, то сейчас превышают четверть от общего объема золотовалютных запасов, причем доля золота в активах остается неизменной (то есть в процентном отношении снижается). Доля золота колеблется вокруг 3,7 млрд. долларов. Таким образом, в активах Центробанка возрастает доля евро, что является следствием объективного процесса, идущего и в других странах (таких, например, как Китай, Венесуэла, Бразилия, Куба, Иран), которые также переводят часть валютного резерва в евро. Северная Корея полностью отказалась от американской валюты, что в немалой степени повлияло на обострение отношений с США.

До недавнего времени Центральный банк Китая держал в евро только 5% своих резервов, хотя на эту валюту приходилось не менее 20% торгового оборота страны. Но в нынешнем году ситуация изменилась. Проблему перевода активов своих резидентов из доллара в евро китайские власти решили очень просто, обязав всех выполнить эту операцию до наступления 2003 года.

На начало этого года золотовалютные резервы Китая составляли приблизительно 299 млрд. долларов. По данным на июнь этого года, они превысили 316 млрд. долларов. При этом внешний долг Китая, по данным на конец 2002 года, составлял 180 млрд. долларов.

По оценкам экспертов, сегодня 80% международных торговых сделок, 50% экспортных сделок и 60% мирового валютного запаса по-прежнему оцениваются в долларах. Однако ситуация постепенно начинает меняться.



Слишком много валюты

Экономика России продолжает пожинать плоды высоких нефтяных цен на мировых рынках. А поскольку экспортная выручка поступает в страну с трехмесячным лагом, то в мае на рынок выплеснулась валюта по контрактам, заключенным по рекордным ценам — свыше 30 долларов за баррель. Поступающие на рынок доллары не представляют интереса для его участников. По оценкам экспертов, не только у банков, но и у предприятий и населения существует настрой на укрепление рубля. Собственно, единственным покупателем валюты является Центробанк России. Кроме того, на валютный рынок оказывает давление и значительный приток капитала в страну.

Банки убеждены, что большие объемы поступающей в страну валюты будут определять динамику рынка и в дальнейшем. Однако прогнозы относительно дальнейшей динамики резервов Центробанка неоднозначны. Сам ЦБ избегает делать прогнозы.

Ряд экспертов полагает, что к концу 2003 года величина резервов Центробанка РФ будет колебаться вокруг отметки 62—64 млрд. долларов. Другие же прогнозируют увеличение еще на 10 млрд. долларов и преодоление планки в 70 млрд. долларов.

Кстати, в процентном отношении к ВВП сегодня у России самые большие резервы среди стран «большой восьмерки».



20 процентов — мало, 40 процентов — много

Мнения аналитиков относительно будущей доли евро в золотовалютных резервах России расходятся: одни призывают хранить в этой валюте не менее 40% резервов ЦБ, другие же считают приемлемым 20-процентный уровень. В качестве основных препятствий для роста «европейской составляющей» называется меньшая ликвидность высококачественных инструментов в евро.

По словам первого заместителя председателя Банка России Олега Вьюгина, ЦБ начал испытывать проблемы с размещением резервов. Центральный банк устанавливает лимиты на первоклассные западные банки, покупающие для него иностранные активы. Но лимиты эти почти выбраны, ведь золотовалютные резервы растут со значительным опережением запланированных объемов. Увеличивать лимиты ЦБ не может — рискованно, а потенциальных агентов-брокеров становится все меньше.

Например, в Германии, по мнению Вьюгина, и работать больше не с кем: Банк России не обращается к банкам с рейтингом ниже «А» и снижать планку не собирается. При этом с середины 2002 года кредитные аналитики, наблюдая за снижением финансовых результатов ведущих немецких банков, последовательно понижали их рейтинги.

В банках Германии ЦБ размещает в основном резервы, номинированные в евро. Таким образом, беспокойство, высказанное Вьюгиным, может косвенно свидетельствовать о том, что Центробанк планирует и дальше наращивать долю евро в золотовалютных запасах.



Деньги ради денег?

Между тем, многие экономисты отмечают, что увеличение золотовалютных резервов, которое ставит себе в заслугу Центробанк, не должно быть самоцелью. По критерию внешней платежеспособности Рендди применительно к России вполне достаточными являются резервы в объеме около 46 млрд. долларов, необходимых для осуществления выплат по частному и государственному внешнему долгу в течение одного года и обеспечения импортных поставок в течение трех месяцев. Таким образом, превышение золотовалютными резервами планки 50 млрд. долларов не является экономической необходимостью.

По оценкам ряда экспертов, дальнейший рост резервов — это прямое изъятие ресурсов из экономики, поскольку эти деньги хранятся в американских ценных бумагах и работают на экономику США и частично на экономику Европы (в связи с ростом доли евро).

Основная роль Центрального банка — обеспечивать умеренный уровень инфляции, предсказуемую динамику валютного курса и стимулирующий экономику уровень процентных ставок.

К сожалению, рост отечественных золотовалютных резервов решению этих задач никак не способствует. Инфляция, как и прежде, выбивается из прогнозов монетарных властей и правительственных чиновников. Предсказуемость валютного курса также вызывает сомнения: сумма свободных денежных средств российских нефтяных компаний (большую их часть также составляет валюта) угрожающе велика и продолжает расти. Процентные ставки по кредитам, как корпоративным, так и потребительским, в несколько раз превышают доходность государственных облигаций.

Возможно, часть резервов Центробанка будет использована для обслуживания внешнего и внутреннего долга, если, конечно, Минфин обратится к нему за помощью, так как в целом финансово-экономическая ситуация изменилась. Так, в последние два года Россия возвращала долги только иностранным кредиторам, при этом средства уходили из страны навсегда, что, естественно, приводило к падению курса рубля. Поскольку у Минфина не было средств на платежи, он каждый раз прибегал к помощи Центробанка, который выдавал требуемую сумму из своего валютного резерва, уменьшая резерв и его отношение к рублевой денежной массе. Сегодня же Министерство финансов смогло собрать приличный финансовый задел — около 200 млрд. рублей, поэтому с основной частью платежей по внешним долгам справится самостоятельно.

Так что вопрос о том, когда эти огромные средства будут востребованы, остается открытым. К тому же пока неясно, как отложенный спрос на импорт повлияет на динамику отечественного производства. Не исключено, что укрепление рубля приведет к удорожанию российских товаров и, как следствие к снижению их конкурентоспособности.



Отдать всем долги…

Советник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов считает, что наилучшим решением в настоящий момент в плане оптимизации золотовалютных резервов остается «максимальное использование получаемых доходов от благоприятной конъюнктуры для погашения внешних долгов». По его словам, с февраля 2001 года доллар по отношению к евро подешевел на треть, с $0,80 до $1,2 за 1 евро. Илларионов отмечает, что золотовалютные резервы страны сейчас составляют 60 млрд. долларов, из них «чисто валютные» — порядка 56 млрд. долларов. «Думаю, не ошибусь сильно, если скажу, что долларов там, наверное, 50 млрд., — говорит советник президента. — Тот факт, что за это время доллар упал на 30%, означает, что, в принципе, эти 50 млрд. долларов эквивалентны по своей покупательной способности 34 млрд. долларов поздней зимы — начала весны 2001 года».

Из этого, по его мнению, следует, что «политика, направленная на ускоренное погашение внешнего долга, является не только правильной с точки зрения соблюдения своих обязательств, не только абсолютно правильной и необходимой для поддержания более высоких темпов экономического роста, но она еще и является средством сбережения тех трудовых усилий, которые совершила страна за последние годы».

По подсчетам Андрея Илларионова получается, что на изменении курса Россия потеряла сумму, эквивалентную 15—17 млрд. долларов. Он убежден, что если бы в течение последних лет страна не накапливала «такими бешеными темпами валютные резервы и пользовалась этой исключительно благоприятной конъюнктурой для погашения внешнего долга, то сегодня внешний долг был бы не порядка 120 млрд. долларов, а составлял бы цифру точно меньшую, чем 100 млрд. долларов, может быть, 90 млрд. долларов».

При этом, безусловно, валютные резервы бы уменьшились, однако Андрей Илларионов это бедой не считает: «С точки зрения альтернатив использования этих средств мы были бы в явном выигрыше, потому что пользовались бы дорогим долларом для погашения значительной части нашего внешнего долга, которая была номинирована в немецких марках, итальянских лирах и других валютах европейских государств». Советник президента считает, что таким образом страна получила бы «удвоенный и даже утроенный эффект». Илларионов также считает, что «экономический смысл дальнейшего накапливания валютных резервов теряется».



…или положить излишек в банки?

Мысль использовать избыток золотовалютного резерва для инвестиций в экономику России возникает не только у финансовых аналитиков. Об этом говорит, в частности, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский. По его мнению, золотовалютные резервы ЦБ нужно использовать для инвестирования предпринимателей при строительстве и покупке ими производств в России и за рубежом.

Эта идея сразу же стала предметом острой дискуссии — Центробанк опасается, что в случае реализации предложенной Вольским программы средства могут выплеснуться на рынок и лишь незначительная их часть пойдет в реальные инвестиции, что станет угрозой для стабильности российского рубля.

С другим предложением по эффективному использованию накопленных резервов выступил президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян («Российская газета», 20.06.03). Идею Вольского он назвал абсурдной, но согласился, что в настоящее время золотовалютные запасы страны используются неэффективно. Ассоциация российских банков в этой связи предлагает пускать средства в оборот через банковскую систему, через тот реальный инструмент, который занимается обслуживанием экономики. «Наступает момент, когда можно говорить, что денежных запасов в Центробанке достаточно. И он без ущерба для финансовой безопасности страны мог бы поделиться с реальным сектором», — убежден Гарегин Тосунян. В результате «экономика получит длинные и достаточно дешевые инвестиционные ресурсы, и ставка рефинансирования ЦБ, по которой он предоставляет эти ресурсы, будет действительно определять состояние экономики».



Польза или вред?

Пока Центральный банк не спешит воспользоваться предложением Вольского, но и вопрос о размещении золотовалютных резервов на депозитах в банках под различные программы, в том числе и федеральные, тоже пока отложен. Банкирам по понятным причинам очень хотелось бы ускорить его решение, тем более что идею Вольского поддержал председатель Совета Федерации Сергей Миронов.

Впрочем, профессионалы-экономисты говорят о том, что механизм, предложенный Вольским, фактически будет означать кредит Центробанка правительству, чреватый ростом инфляции и перекосов в экономике. Если в отношении «обычных» инвестиционных проектов сложились уже вполне понятные и прозрачные механизмы отбора, оценки эффективности и финансирования, то в предложенной схеме настораживает упор на использование приемов и методов, не раз доказывавших свою несостоятельность. Даже с точки зрения теории государственное субсидирование отдельных предприятий и отраслей приносит экономике больше вреда, чем пользы. А уж насколько российская практика богата примерами перераспределения казенных ресурсов в частные руки, рассказывать не нужно.

Тем не менее, проблему избыточных золотовалютных запасов решать рано или поздно придется. Ведь и Центробанк РФ заинтересован в более активном кредитовании промышленности, в развитии малого и среднего бизнеса. Понятна и заинтересованность в привлечении данных средств банковского и промышленного сектора отечественной экономики. Вслед за Вольским банкиры выступили с заявлением, что готовы на любые жесткие условия, которые сделают бессмысленным привлечение средств из золотовалютных запасов для спекуляций.

Таким образом, практически всеми участниками дискуссии признается наличие проблемы инвестиций золотовалютных резервов в отечественную экономику. Однако такое решение проблемы далеко не очевидно. Основной сложностью здесь является отсутствие юридически обоснованных механизмов подобных инвестиций и гарантий целевого использования заимствованных у ЦБ средств.

Аналитический центр "Агенство гуманитарных технологий АГТ"

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2019 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных