Водяной знак


   

  единственный в России
  журнал о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец

Удачные реплики и новые «точки роста»

Как Московский монетный двор готовится к сезону-2017»

Читайте в новом номере журнала "Золотой червонец"


Rambler's Top100







 

№ 12 (20) декабрь 2004

 
 

 Вечные ценности 

 

 

 

 


ПРЕДВКУШЕНИЕ ПРАЗДНИКА

Десятилетиями Новый год начинался с поздравительных открыток

У фило картистов, собирающих поздравительные открытки, в самой большой чести — открытки новогодние.

Наверное, потому, что Новый год — самый любимый праздник, и потому, что при взгляде на такую открытку в любое время года пахнет елкой и мандаринами и делается хорошо на душе.

А еще новогодние открытки всегда были предвкушением праздника: праздник начинался в начале декабря, когда на почте или в киоске «Союзпечати» выбирались открытки для поздравления родных и близких.

Между тем новогодней открытке, которая, казалось бы, была всегда, на самом деле не так уж и много лет.


По одной из версий, первым создал русскую новогоднюю открытку художник Николай Каразин, и произошло это в 1901 году. По другой версии, это случилось только в 1912 году, и отцом русской новогодней открытки был библиотекарь Петербургской академии художеств Федор Беренштам.

Но даже если Беренштам и не был создателем русской новогодней открытки, его имя навеки вошло в историю русской филокартии — при благотворительной Общине Святой Евгении, положившей начало систематическому выпуску в России иллюстрированных и репродуцированных открыток, под редакторством Беренштама выходил журнал «Открытое письмо». Журнал представлял собой иллюстрированную хронику открыток. Всего за два года существования «Открытого письма» вышел 21 номер. И сегодня это издание представляет интерес для исследователей. Но для подписчиков едва ли не главным в журнале было его приложение. А приложением служили открытки, не поступавшие в продажу и сегодня — исключительно редкие. Среди 16 открыток — две принадлежат работе Беренштама и посвящены Новому году — «С Новым годом!» и «С новым счастьем» — за 1904 и 1905 годы.

Впрочем, историки–филокартисты некатегоричны в определении года рождения новогодней открытки, потому что родилась она из лубка, а лубок в самых разных видах печатался на Руси издавна.

Как правило, на лубке изображалось счастливое семейство с главным новогодним подарком — тугим мешочком с деньгами.

Отходя от изображения лубка, художники стали рисовать «художественные» открытки с традиционными русскими новогодними пейзажами — заснеженными еловыми лесами и изображением церквей: в русском народном сознании Новый год был неразрывно связан с Рождеством, а значит — с красивыми торжественными службами и обрядами.

Впрочем, русский патриархальный сюжет продержался недолго — из-за границы стали приходить более вольные в религиозном отношении открытки с изображением ангелов, шампанского и даже гномов и животных. Особое внимание такие открытки привлекали тем, что были посыпаны блестками.

В России большое внимание уделялось стилю открытки — частные были исполнены с давлением, золотом или блестящей крошкой. А деловые поздравительные открытки выполнялись в более строгом и простом стиле.

До революции, во время зарождения фотографической открытки, были и фотооткрытки с Дедами Морозами. В роли Дедов Морозов снимались известные актеры.

После революции кончилась светская жизнь новогодней открытки — она стала символом политического строя.

Любые напоминания о Рождестве, даже косвенные, запрещались — под страхом уголовного преследования из домов исчезали новогодние елки, не было новогодних открыток, а при возобновлении новогодней традиции почти на всех открытках рисовались кремлевские звезды. Этим подчеркивалось, что наступление Нового года приходит не со звоном церковного колокола, а под бой кремлевских курантов.

Новогодняя открытка была средством пропаганды — во время освоения космоса Дед Мороз не ехал на тройке, а летел на самолете или космической технике, во время антиалкогольной кампании исчезли все открытки с шампанским и вообще любыми бокалами…

Но особую агитационную роль новогодняя поздравительная открытка сыграла во время Великой Отечественной войны, когда она и вернулась после нескольких десятилетий запретов.

Это были не простые новогодние открытки. Не было на них и привычного пожелания счастья. «Новогодний привет героическим защитникам Родины!» — таким было новогоднее поздравление. Под стать ему — и пожелание: «Воин Красной Армии! Бери пример с героев Гражданской войны! Сам будь героем!» А в качестве изображения на открытках были помещены портреты героев, с которых следовало брать пример: Чапаев, Щорс и Котовский. С другой стороны этой военной открытки был еще один призыв — «С Новым годом, товарищи бойцы, командиры и политработники! Во имя Родины вперед, на полный разгром врага!» Эта открытка была выпущена в Москве в 1941 году. До полного разгрома врага оставалось еще четыре Новых года.

Был и «Новогодний привет из Москвы».

Неизвестный художник запечатлел на этой открытке памятник Пушкину в Москве, мимо которого на фронт уходят колонны бойцов.

И даже обычная открытка «С Новым годом!» отличалась от довоенной — партизан в добротной зимней одежде везет на санях оборванных и замерзающих немецких пленных.

Любопытно, что в основном новогодние военные открытки были выпущены в 1941 году — в остальные страшные годы измученному народу было не до новогодних поздравлений. Впрочем, в 1944 году была выпущена новогодняя открытка — «С Новым годом, годом победы!» Она же была повторена к 1945 году.

Открытки послевоенных лет кажутся нам сегодня домашними, теплыми и уютными, воспевающими мирную жизнь, возвращение к семейным праздникам, чистой скатерти и звенящим бокалам, к чистым румяным детям, занимающимся зимними видами спорта. После военных лишений открытки вошли в жизнь непривычной красотой.

Их использовали для украшения дома, мастерили из них вазочки и шкатулки — красочная полиграфия и картон хорошего качества были редкостью, которую надо было сохранить.

Шестидесятые годы ознаменовались засильем аполитичных зимних пейзажей, на смену которым из прогрессивной Прибалтики пришел фотомонтаж с елкой, блесками, шампанским и свечами. Популярный, кстати, и поныне.

Начиная с 50-х годов большинство советских открыток печаталось на «Гознаке». Сегодня в спецфонде «Гознака» хранится, наверное, самая полная и уникальная коллекция советских новогодних открыток. Их рисовали лучшие художники «Гознака».

Новогодних открыток выпускается так много, что собирать все невозможно. Филокартисты, собирающие новогодние поздравительные открытки, предпочитают формировать свои коллекции по какому-либо принципу — собирают открытки за определенное время, определенной страны или, например, только с изображением Деда Мороза.

Однако, что бы ни было изображено на новогодней открытке, если, конечно, она не военная, у человека, взявшего ее в руки, рождается ощущение праздника, детства и чуда.

Елена Федорова

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2017 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных