Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 6 (110) декабрь 2014

 
 

 В номере 

 

 

 


Успех на фоне рисков

Одним из самых ярких событий 2014 года для Гознака стало представление технологии «Пламет»

Несмотря на политическую и экономическую обстановку, нынешний год для «Гознака» оказался весьма удачным: появились новые заказчики, представлены новые разработки. Однако, по мнению заместителя генерального директора ФГУП «Гознак» по науке и развитию Андрея КУРЯТНИКОВА, чтобы закрепить нынешние результаты, в наступающем году потребуется приложить немало усилий.

– Год для всей нашей отрасли был сложным. Не только для Гознака, но и других мировых лидеров. Например, акции для известной фирмы De La Rue в октябре 2014 года рухнули на 25% из-за сильной конкуренции на рынке и, в частности, как заявили представители фирмы, из-за активности Гознака.

Прибыль американской компании Crane упала на 57% по сравнению с предыдущим годом. Эти примеры свидетельствуют о том, как сложно работать в современных условиях.

Несмотря на эти сложные условия, – а для нашей компании они были еще сложнее с учетом нынешней внешнеполитической ситуации, – у Гознака по сравнению с предыдущим годом не произошло падения объемов заказов и исполнения контрактов. Год был сложным, но для нас – удачным.

– Изменился ли состав заказчиков Гознака?

– В 2014 году не было никаких потерь, мы продолжали работать с нашими старыми клиентами. Также были заключены контракты с новыми клиентами. Например, к числу наших заказчиков добавились страны Африки, в частности Руанда, куда мы поставили два номинала банкнот.

Но у нас есть и прецеденты, когда традиционные заказчики не пригласили нас к участию в тендере, объясняя свое решение тем, что работа с Россией сопряжена с рисками.

– То есть следующий год может стать еще более сложным?

– Да, 2015 год может стать еще более сложным с учетом развития внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации. Специфика нашей деятельности заключается в том, что мы торгуем на международном рынке продукцией государственного значения, а не товарами народного потребления, спрос на которые зависит от политической ситуации.



Мир изучает «Пламет»

– Проявляли ли иностранные заказчики интерес к новым разработкам Гознака в сфере защитных технологий?

– Интересы заказчиков, как правило, традиционные. Причем эта консервативность относится не только к Гознаку, но и к нашим конкурентам. На сегодняшний момент существует базовый набор защитных признаков. Никто из наших конкурентов в этом году не предложил ничего принципиально нового.

На международных форумах иностранные компании показывали уже известные защитные признаки – те же самые нити с кинетическим эффектом. Показывали некоторые модификации технологий по приданию бумаге износоустойчивости, модификации технологий оптически-переменных признаков.

Мы в этом году шли таким же путем – у нас есть модификации технологий, которые по своему уровню не уступают зарубежным разработкам и которые успешно применяются во многих странах.

Однако в этом году Гознак, помимо модификаций, представил и совершенно новую разработку – «Пламет»: технологию, которая объединяет в себе преимущества банкнот и монет. Эта разработка носит революционный характер. Появление «Пламета» можно сравнить, например, с переломом, который произошел, когда с золотых и серебряных монет стали переходить на обычные металлические. Такой же перелом произошел, когда в наличном денежном обращении впервые появились бумажные деньги.

Подобные изменения всегда на первом этапе вызывали некоторый шок у граждан. Но если в таком шоковом переходе на новое платежное средство был экономический эффект и государство продолжало вводить в обращение новое платежное средство, наступало психологическое привыкание к нему. И через несколько лет люди уже не представляли, как они могли обходиться без таких денежных знаков.

– Вы являетесь автором идеи «Пламета». Как эта идея появилась?

– Идея родилась очень просто. На любой международной конференции производителей банкнот все только и говорят о необходимости повышения износостойкости денежных знаков.

Так, жизнь банкнот низких номиналов в странах третьего мира не длится более четырех-шести месяцев. По прошествии этого времени такая банкнота представляет собой смятый комок ветхой бумаги с миллионами микробов, который противно взять в руки.

Что же касается монет, в таких странах в целях удешевления их делают в основном по технологии гальваники. В результате монеты очень быстро приобретают невзрачный вид, покрываются пятнами и ржавчиной. Из-за неудобства использования таких монет они лишь раздражают население и создают неудобства и массу логистических проблем для банка-эмитента.

Отсюда и возникла идея пойти не по проторенному пути модификации банкнотного субстрата. Те, кто перешел с бумажного субстрата на полимерный, добились увеличения срока жизнь банкнот в 1,5 – 2 раза. Но при этом и стоимость этих банкнот увеличивается почти прямо пропорционально продолжительности их обращения. То есть экономическая целесообразность этих решений незначительна.

Прогрессивными представляются решения, которые позволяют увеличить срок жизни платежного средства не в два раза, а до величин, сравнимых со сроком жизни монет (они находятся в обращении около 10 лет).

При этом важно, чтобы платежное средство сохранило преимущества банкноты – прежде всего, это яркий, красочный дизайн, высокая степень защиты, маленький вес и удобство использования.

Саму идею сгенерировать, обладая полной информацией о технологиях и потребностях мирового наличного денежного обращения, было несложно. А вот для ее технической реализации необходима была работа очень многих специалистов как на производствах Гознака, так и в Научно-исследовательском институте.

Технология производства «Пламета», в отличие от простой идеи, очень и очень сложна.



Монета или не монета?

– Так чем же является «Пламет»? Своеобразной монетой? Денежным средством? Как предпочитает называть это изобретение его автор?

– Деятельность центральных банков определяется законом. В большинстве законов сказано, что платежными средствами являются банкноты и монеты. В этом случае при введении «Пламета» в оборот необходимо либо отнести его к монетам, либо внести поправку в закон и дать определение нового платежного средства.

Как правило, в законах, регулирующих деятельность центральных банков различных государств, не оговорен материал, из которого изготавливаются монеты. Поэтому на законодательном уровне «Пламет» вполне попадает в разряд монет из композитного материала.
Деятельность некоторых банков регулируется законами, в которых вообще не прописано понятие банкноты и монеты, а вместо этого используется формулировка «знаки наличного денежного обращения».

Однако в любом случае законодательство центральных банков меняется – ведь еще 20–30 лет назад никто не знал даже слов «кредитная карта», «дебетовая карта». Сегодня денежное обращение подавляющего большинства стран невозможно без участия этих платежных инструментов и все эти изменения должным образом зафиксированы на законодательном уровне.

– Вы говорили о том, что «Пламет» идеально подойдет в качестве заменителя банкнот низких номиналов в странах третьего мира. Но ведь и «Пламет» в тропических условиях будет испытывать большую микробиологическую нагрузку. Не превратится ли он в нечто, так же кишащее микробами, как ветхая банкнота?

– На «Пламете» микробы размножаться не будут – композитный материал, в отличие от бумаги, не имеет пористой структуры, способствующей размножению микробов и бактерий. Абсолютно инертный материал «Пламета» по своим характеристикам имеет некоторое сходство со стеклом, кафельной плиткой. Можно пытаться выращивать на нем колонии микробов, можно полить кислотой, щелочью, выстирать в стиральной машине или вымыть в посудомоечной – никаких изменений с изделием от этих процедур не произойдет.

При постукивании ребром «Пламета» о любую поверхность раздается звук, сходный с тем, как если бы постукивали ребром керамического кругляшка. Это не только убедительное доказательство отличия композитного материала от пластика, который никогда не звучит так, как керамика, но и подтверждение того, что материал столь же инертен, как керамика.



Вечные монеты

– Каков же срок жизни «Пламета»? Если он «вечный», то Гознаку это просто невыгодно?

– Во-первых, мы прогнозируем, что «Пламет» станет настоящей находкой для системы наличного денежного обращения многих стран. А во-вторых, монеты теоретически тоже вечные (и некоторые нумизматические коллекции это подтверждают). Тем не менее все центральные банки ежегодно заказывают почти одинаковое количество монет. Например, Америка тратит на производство монет ежегодно даже больше денег, чем на производство банкнот.

Все дело в том, что вечные монеты куда-то исчезают из обращения. И это не менее серьезная проблема для центральных банков, чем изнашиваемость банкнот.

Это вымывание монет из обращения может происходить по разным причинам, в том числе из-за неудобства пользования, а также из-за того, что люди с достатком игнорируют монеты как платежное средство и выводят их из обращения. Тяжелые монеты бросают в банку и забывают про них, а потом выкидывают. И это психологически понятно – никому не хочется таскать тяжелые кошельки и карманы, звенящие мелочью.
Мы предполагаем, что «Пламет» будет для граждан более удобным средством и его использование существенно снизит процент монет, ежегодно вымываемых из обращения.



Психологический барьер

– Какова реакция потенциальных заказчиков и обычных людей на «Пламет»?

– Самая разная. Если говорить о центральных банках, то они, конечно же, консервативны. Но они очень быстро понимают, какие преимущества имеет «Пламет». Кроме того, среди наших заказчиков есть центральные банки, которые вообще не выпускают в обращение монеты – в системе их наличного денежного обращения имеют хождение только банкноты. Заменить банкноты, особенно низких номиналов, «Пламетом» – не менее выгодно, чем заменить им монеты.

Кстати, отмечу, что отсутствие монет – не такая уж африканская экзотика: в соседней Белоруссии тоже нет разменных монет в обращении, только памятные.

Таким безмонетным странам, которых достаточно много, не только экономически, но и психологически перейти на «Пламет» легче, чем странам с металлическими монетами.

Конечно, реакция заказчиков не только положительная. Некоторые приводят такой аргумент – это не похоже на деньги. На это у меня всегда возникает вопрос – когда новое платежное средство «было похоже на деньги»? Когда вместо монет внедряли ассигнации? Когда появились тревэл-чеки? Или когда вместо денег стали использовать кредитные карты? Или когда мы осваивали онлайн платежи?

У других заказчиков громадный интерес к «Пламету» соседствует с настороженностью и желанием посмотреть, как «Пламет» будет обращаться в системе наличных платежей у кого-нибудь другого.

Буквально на днях на международной конференции в Кейптауне на одной из сессий компании представляли свои новые разработки. Гознак представил «Пламет». После сессии разразился настоящий шквал вопросов, и чаще других звучал такой: «Почему первое внедрение «Пламета» произошло не в России, а в другой стране?»

Я ответил на этот вопрос просто: «Вот только что три мировых лидера – французская, немецкая и английская компании – представляли свои разработки в области оптических эффектов ныряющих нитей. Все согласились с тем, что это очень хорошие технологии. А теперь у меня встречный вопрос – почему эти замечательные технологии внедрены в валютах других стран, а Европейский Центральный банк не использует их в евро?» Всё зависит от позиции каждого отдельного центрального банка, который сам решает, что на данный момент ему необходимо менять.

Но есть и еще одна причина, по которой мы пока даже не предлагаем Банку России рассмотреть «Пламет» в качестве средства платежа. Россия – огромная страна. Наших производственных мощностей пока не хватит, чтобы достаточно быстро «Пламет» оказался в кошельках всех россиян. А вот небольшое государство мы уже сейчас можем обеспечить «Пламетом» в короткие сроки.



Приятные на ощупь

– Я абсолютно уверен, что «Пламет» – замечательный продукт, у которого большое будущее, в том числе и в России. А недоверие к нему, сомнения продиктованы скорее острым чувством конкуренции, нежели техническими сомнениями профессионалов.

– А как население реагирует на новые денежные знаки?

– Могу привести пример, который мне кажется весьма показательным. Я был в Индии и, расплачиваясь с таксистом, высыпал на ладонь содержимое кошелька. Там оказались наши монеты, индийские и несколько изделий «Пламет». Шофер, глянув на мою ладонь краем глаза, уже не смог отвести глаз. Он смотрел на «Пламет».

– Это что, у кого-то такие денежные знаки? – спросил он.

– Да.

– Какая же красота! Как это удобно и как это нам нужно.

Кстати, индийские рупии вполне можно отнести к таким банкнотам – «мятым комкам с микробами», о которых я рассказывал.
Замечу, что те, кто берет в руки «монетки» «Пламет», потом долго перебирают их, как четки, – изделия оставляют очень приятные для человека тактильные ощущения. Металл такого ощущения не дает.

– Пока что «Пламет» является платежным средством только одного Центрального банка – Приднестровской Республики. У Гознака есть другие потенциальные заказчики этого продукта?

– Да, сейчас мы работаем с потенциальными заказчиками «Пламета». Интерес у заказчиков есть, а какие будут приняты решения – покажет ближайшее будущее.



Эксклюзив всегда в цене

– В последнее время Гознак активно расширяет линейку своей продукции, охватывая всё новые и новые сферы производства. Так, «Водяной знак» уже рассказывал, что ведутся переговоры с потенциальными заказчиками электронных паспортов. Как сегодня обстоят дела с экспортом решений по идентификационным документам?

– Да, у нас появилось два паспортных проекта. В этой сфере, как и в производстве банкнот, чтобы преуспеть, необходимо обеспечить конкурентные преимущества. Рынок уже довольно плотно забит участниками. Компаний, предлагающих решения как по созданию паспортной книжки, так и по обеспечению инфраструктуры проекта, очень много, особенно за рубежом.

Для того чтобы уверенно лидировать на этом рынке, необходимо обладать явными конкурентными преимуществами, а пока этого нет. Так что паспортные проекты пока могу отнести к рядовым.

Когда мы создадим продукт, который будет обладать явными конкурентными преимуществами, тогда можно будет говорить о серьезном развитии этого направления.

Как электронный паспорт, так и любой другой электронный документ, применяемый в любой сфере человеческой деятельности – образовании, медицине, торговле, можно делать не только для своей страны, но и на экспорт. В этом направлении специалисты Гознака сейчас очень активно работают. И если наши разработки окажутся не только на уровне мировых аналогов, но и лучше их, интереснее, это направление будет для Гознака весьма перспективным.

Хочу особенно отметить, что, даже если потребность общества в продукте громадна, его невозможно продать ни на внутреннем рынке, ни на внешнем, если он – неконкурентоспособен. Поэтому Гознак не гонится исключительно за количеством и объемами. Мы привыкли завоевывать рынки качеством и эксклюзивностью продукта.




Елена КИСЕЛЕВА

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2020 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных