Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 2 (106) апрель 2014

 
 

 В номере 

 

 

 


Уметь защитить и проверить

Сегодня работу над созданием банкноты предлагают начинать не с дизайна, а с защитных признаков

На состоявшейся в феврале в Милане 11-й Пан-Европейской конференции по высокозащищенной печати памятная банкнота Банка России, посвященная XXII Олимпийским зимним играм и XI Паралимпийским зимним играм 2014 года в Сочи, была названа лучшей региональной банкнотой 2013 года. «Водяной знак» побеседовал с одним из участников конференции – начальником отдела по разработке машиночитаемых признаков ФГУП «Гознак» Алексеем САЛУНИНЫМ о сочетании дизайна и защиты, об эволюции защитных признаков, о борьбе с подделками и о месте Гознака на рынке защищенной продукции.

Банкноту надо конструировать

– В рамках международной конференции High Security Printing 2014, проходившей в феврале этого года в Милане, состоялся специальный семинар по проблемам разработки банкнот с машиночитаемыми признаками, организованный Международной ассоциацией дизайнеров банкнот (IBDA).

Председатель IBDA Марк Стивенсон отметил, что в современном мире разработка банкноты должна начинаться не с «картинки» и даже не с художественного замысла, композиции и цветового решения, предложенного художником, а со схемы расстановки машиночитаемых защитных признаков, которую дизайнеры банкнот называют функциональной схемой (Functional Layout). Несмотря на то что для современных заказчиков банкнот сегодня этап разработки художественного решения банкноты по‑прежнему является одним из самых важных, все же начинать работу над ним лучше после того, как определена и согласована со всеми заинтересованными сторонами функциональная компоновка (схема расположения) защитных признаков.

Почему же современные мировые разработчики банкнот стремятся отойти от многовековой традиции начинать разработку банкноты с решения о форме и цвете изображений того, что на ней следует изобразить?

Стивенсон так отвечает на этот вопрос. Сегодня «правильный» проект должен начинаться с решения задачи о том, какими будут защитные комплексы банкнот для граждан, кассиров, банкоматов и банков, с размещения их на банкноте таким образом, чтобы они, во‑первых, не мешали друг другу, во‑вторых, учитывали особенности контроля на банкнотоприемном оборудовании и, наконец, отвечали жестким требованиям.

По словам Стивенсона, только после того, как дизайнер в той или иной степени решил эту задачу и нашел компромиссное решение, предлагается обсудить полученную схему размещения машиночитаемых признаков со всеми «заинтересованными сторонами» – в первую очередь с теми, кто работает над разработкой устройств для регистрации машиночитаемых признаков в банкнотоприемных устройствах (так называемых валидаторах), и с производителями счетно-сортировальных машин.

(На мировом рынке у этих «заинтересованных сторон» есть даже свое официальное название – «BEM» (Banknote Equipment Manufacturers), или производители банкнотоприемного оборудования).

На основании схемы расположения машиночитаемых признаков разработчики банкнотоприемного оборудования могут оценить технический облик будущей банкноты с точки зрения надежности приборного контроля будущей банкноты и подсказать дизайнеру банкноты наилучшее компромиссное решение.

После завершения этого этапа Стивенсон советует согласовать схему размещения признаков с заказчиком и только после того, как она утверждена, приступать собственно к разработке художественного дизайна.

Подпись к каринке


Оценивая это концептуальное выступление, можно в целом согласиться с тем, что сегодня такой подход является достаточно эффективным и позволяет решать возникающие в процессе создания банкноты технические проблемы более элегантно, чем в случае, когда во главе угла создания банкноты стоит просто эскиз – рисунок, нарисованный художником без учета особенностей размещения каких‑либо защитных признаков на банкноте.

Из обширного опыта Гознака по разработке как отечественных банкнот, так и банкнот для ряда иностранных государств известны случаи, когда эскиз банкноты утверждался у заказчика, а затем технические специалисты получали неразрешимую головоломку – как вставить в него машиночитаемые защитные признаки, которые надлежащим образом «вписать» в данный эскиз уже попросту невозможно.

Еще лет 15 назад, когда задача машинного контроля подлинности еще не стояла столь актуально, как сейчас, банкноты зачастую разрабатывались именно таким образом – главным моментом их создания было утверждение изображения, то есть эскиза. А о том, каким образом в уже утвержденный эскиз банкноты «вставить» требуемые машиночитаемые защитные элементы так, чтобы они не мешали работе друг друга по своим подчас взаимоисключающим физическим свойствам, по форме и размерам, по расстоянию между ними, по их расстановке на лицевой и оборотной сторонах должны были думать специалисты, практически загнанные утвержденным эскизом в угол.

В результате зачастую на банкнотах появлялись откровенно неудачные решения. Например, расположение защитных признаков на местах сгиба или на краях банкноты; взаимное расположение защитных признаков таким образом, что они мешали друг другу работать, и т. п.


Российские банкноты – одни из наиболее удачных

– Роберт Морроу (Robert Morrow), представляющий американскую компанию MEI, являющуюся подразделением известной компании CPI (Cranе Payment Innovations), в своем докладе на семинаре IBDA отметил, что уже на этапе разработки банкноты нужно думать о том, чтобы валидаторы банкнотоприемных устройств в дальнейшем без проблем идентифицировали ее подлинность. Он призвал заранее, как можно раньше начинать обсуждение расстановки защитных элементов (которая в кругах специалистов носит наименование функциональной схемы – Functional Layout) с производителями устройств. Только совместное обсуждение решений позволит найти разумные компромиссы при расстановке защитных элементов и определении их формы и размеров.
В частности, Роберт Морроу настоятельно рекомендовал при модернизации банкнотного ряда сильно менять не только цвет и дизайн банкноты, но и ультрафиолетовую люминесценцию, области инфракрасного поглощения и магнитные свойства. Отличия старой и новой серии банкнот должны быть максимально возможными с точки зрения их регистрации на валидаторах банкнотоприемных устройств. То есть даже если банкнота не сильно изменилась внешне по каким‑либо причинам, то ее машиночитаемые свойства должны претерпеть весьма существенное изменение. В противном случае простые валидаторы будут «путать» банкноты обновленного дизайна (как правило, более защищенные) и банкноты предыдущей серии, которые, что называется, уже «освоены» поддельщиками.

В частности, Роберт Морроу выделил российские банкноты как одни из наиболее удачных по дизайну и расстановке некоторых защитных элементов по сравнению с рядом других валют. И это неудивительно, поскольку и Гознак, и заказчик – Банк России последовательно придерживаются схожей стратегии при проведении обновления (модернизации) банкнотного ряда отечественных банкнот. С точки зрения разработки новых банкнот и повышения уровня защищенности старых банкнот мы действительно находимся среди мировых лидеров, и многое из того, что сегодня обсуждается на мировых форумах банкнотного производства, Гознаком уже реально отработано и реализовано в многомиллионных тиражах.
Также стоит отметить ряд выступлений, которые вызвали заметный интерес у специалистов по разработке банкнот и представителей центральных банков, они касались новых подходов по созданию машиночитаемых признаков для банкнотоприемных устройств. Такими выступлениями были концептуальные доклады представителей фирмы Sicpa и Glory Global Solutions (известный мировой производитель банкнотоприемных и счетно-сортировальных машин). В рамках этих выступлений обсуждалось значение относительно новой разработки компании Sicpa – защитного признака SicpaTalk®. Речь идет о разработке металлографских красок ярких цветов, имеющих особенности поглощения оптического излучения в инфракрасной области спектра. Обычно металлографские краски, работающие в инфракрасном спектре, имеют «невнятные» землистые оттенки и, по ряду причин, не могут быть слишком яркими. Как правило, эти краски имеют серо-зеленые, серо-синие, серо-коричневые оттенки, обычно их используют в составе так называемых «метамерных пар» красок на банкнотах. Около 7–8 лет назад компания Sicpa разработала яркие металлографские краски и сейчас активно их продвигает при поддержке производителей банкнотоприемных устройств. Дело в том, что это решение потенциально позволяет настроить банкнотоприемные устройства так, чтобы они лучше отсеивали имитации банкнот, выполненные кустарным способом, например на обычных цветных фотопринтерах. Добиться на таком принтере, чтобы чистая, яркая, например, оранжевая краска обладала поглощением инфракрасного излучения, для большинства обычных поддельщиков практически невозможно.

Стоит отметить, что в этой области Гознак также имеет свои давние наработки, история которых началась в девяностых годах прошлого века. Одним из первых признаков такого рода, разработанных Гознаком, являлась так называемая «метка «М-1». Сейчас этот признак уже нигде не используется, а когда‑то он очень широко применялся в защитном комплексе многотиражных изделий, таких, как акцизные марки на алкогольную продукцию и табачные изделия. Правда, в отличие от решения фирмы Sicpa, Гознак использовал не металлографскую, а офсетную печать, поскольку это решение обладает более высокой универсальностью и далеко не на всех изделиях, которые необходимо защищать от подделки, есть возможность использовать такое «дорогое удовольствие», как металлографская печать.

На рубеже 90‑х – начала 2000‑х для этого признака были разработаны первые в нашей стране специальные детекторы и визуализаторы, которые положили начало современным продвинутым приборным разработкам в этой области.
Российский патент, описывающий признак Sicpa Talk, компания получила в 2007 году. А вот у Гознака с патентами дело обстояло хуже, поскольку в силу «закрытости» данного направления, в то время у нас не существовало практики оформления патентов на подобные защитные признаки. Скорее наоборот, информация о них всегда засекречивалась.

В то время, когда были получены первые иностранные патенты, Гознак уже практически полностью отказался от использования устаревшего признака «М-1» и пошел по пути создания признаков нового поколения, превосходящих по возможностям предыдущие разработки.
Тем не менее была проведена достаточно интенсивная работа, и в настоящее время Гознак имеет два основополагающих патента на свои разработки в данной области, описывающие как сами защитные признаки, так и способы их контроля.

Конечно, в силу упомянутой традиционной «закрытости» на Гознаке данного направления работ мы пока уступаем иностранным фирмам в вопросах агрессивного продвижения своих машиночитаемых защитных решений на рынке.
Но мы работаем в этом направлении.


Чем свежее валидатор, тем лучше

– С точки зрения машиночитаемых признаков российские банкноты также защищены ничем не хуже евро, долларов и других валют, а в чем‑то даже лучше. Именно в силу того, что в защитном комплексе присутствуют элементы инфракрасной, магнитной, люминесцентной, фосфоресцентной и других видов защиты от подделки.

Стоит отметить, что само по себе банкнотоприемное устройство – это довольно сложный механизм. Несмотря на то что сам банкномат может быть произведен разными производителями и может содержать в своем составе наборы различных дополнительных устройств, в нем обязательно присутствует такой элемент конструкции, как валидатор, который, собственно, и волнует производителей банкнот. Валидатор – это устройство, которое идентифицирует подлинность банкнот. Более 90 % устройств, представленных на рынке, производятся всего несколькими хорошо известными в профессиональной среде компаниями.

При этом важно понимать, что валидаторы банкнотоприемных устройств являются достаточно универсальным продуктом, создаваемым не для каждой конкретной валюты в конкретной стране. Это устройство, пригодное для определения подлинности практически всех валют мира.

Как правило, любой современный валидатор должен иметь определенный набор проверяемых признаков, обычно это контроль УФ-образа, регистрация инфракрасного образа на отражение и на просвет, магнитные свойства, визуальный образ, и некоторые другие. Одна из основных задач производителя –
чтобы его валидатор мог как можно надежнее идентифицировать подлинность как можно большего количества валют. Поэтому валидаторы продаются всему миру практически неизменными с точки зрения своей аппаратной реализации, а все машиночитаемые особенности национальных валют заложены в их программном обеспечении.


Человеческий фактор исключается

– Вспоминая нашумевшую историю с московскими банкоматами (которые в октябре 2013 года поначалу охотно «глотали» поддельные 5000‑рублевые банкноты, а потом по решению коммерческих банков на некоторое время просто перестали принимать банкноты этого номинала. – Прим. ред.) и озвученную предварительную версию о «человеческом факторе», безоговорочно с этой версией согласиться нельзя.

В интервью журналу «Безопасность» («Обманутые банкоматы», № 13 (214), декабрь 2013 г.) начальник Управления денежных знаков и профилактики фальшивомонетничества Департамента наличного денежного обращения Центрального банка Владимир Финогенов сказал, что объектом нападения фальшивомонетчиков стали самые простые банкоматы с функцией cash-in. К этим устройствам до сих пор не предъявлялось практически никаких требований по контролю машиночитаемых признаков из числа обязательных к проверке признаков, согласно Положению 318П Банка России.

По его словам, поскольку объем проходивших через данные устройства поддельных банкнот был в то время мизерным, Сбербанк и Ассоциация российских банков подписали письмо в Центробанк с просьбой не вводить указанные требования применительно к банкоматам из‑за дороговизны их переоборудования.

К тому же не исключено, что в ряде банкоматов были установлены простейшие валидаторы, имеющиеся на рынке и работающие практически только с грубым визуальным образом и инфракрасными свойствами банкнот. Также следует принять во внимание, что валидаторы, как правило, имеют два режима работы: быстрый – с проверкой по упрощенной схеме и медленный – с повышенной надежностью и с полной проверкой всех свойств банкноты. Порядок работы валидатора определяет в каждой конкретной ситуации его владелец.

Возможно также, что настройка этих валидаторов проходила не в полном объеме и на недостаточно представительных выборках банкнот, поскольку эти вопросы де-факто были отданы на откуп непосредственно производителям данных устройств и никогда серьезно не проверялись – поскольку, собственно, и проблемы‑то не было как таковой..
Ну… вот однажды их стойкость и была проверена фальшивомонетчиками.

Таким образом, проблема приема фальшивых банкнот в отечественных банкоматах, долгое время считавшаяся неактуальной, сегодня, пожалуй, выходит на первый план и потребует определенных действий и от нас, и от регулятора наличного денежного обращения – Центрального банка России.


Фальшивомонетчики осваивают банкоматы

– Те фальшивые банкноты, которые из обращения попадают к нам на экспертизу, по технике своего исполнения пока еще достаточно примитивны. Основной упор в 90 % случаев делается на воспроизведение визуального образа и водяного знака (реже – рельефа металлографской печати).
Такие элементы защиты, как магнитная защита, до сих пор как следует не получается у поддельщиков, а имитировать они пытаются в основном УФ-люминесценцию путем струйной печати, поскольку на рынке стали доступны УФ-
люминесцирующие чернила. Также все чаще пытаются подделать путем комбинации принтеров с различным типом чернил некое подобие инфракрасного образа банкнот.
Такие банкноты изымались из обращения, и, наверное, самые простые валидаторы такие банкноты могли бы обмануть, если, например, валидатор проверял только инфракрасный и визуальный образ банкноты и при этом был настроен достаточно грубо. Как уже говорилось, на практике возможен и другой вариант, когда в силу каких‑то причин достаточно сложный валидатор, в обычных условиях не принимающий такие подделки, переключают на работу по упрощенной программе. В этом случае подобная фальшивка тоже может быть принята банкоматом.
В целом же современные валидаторы являются высокотехнологичными устройствами, надежность приема банкнот в которых достаточно высока. Можно предположить, что при соответствующей настройке они не уступят по качеству анализа банкнот счетно-сортировальным машинам среднего класса, находящимся совсем в другой стоимостной категории.

Предыдущие поколения валидаторов, выпущенные более 10 лет назад, работали на более простых принципах, чем современные, и контроль изображения банкнот проводился не по всей поверхности, а только в некоторых заданных областях (треках), при этом визуальный, инфракрасный и УФ-образ банкноты определялся достаточно грубо. С такими валидаторами фальшивомонетчикам можно было даже особо не утруждаться. И если вернуться к разговору о путях совершенствования машиночитаемых защитных признаков, то важно отметить, что все эти элементы вводятся в защитный комплекс банкнот в том числе и для того, чтобы даже устаревшие валидаторы получили как бы «второе дыхание» и обеспечивали достойную надежность приема банкнот.


Технический прогресс ничего не меняет

– Решения, которые мы используем для защиты от подделки наших изделий, специально, сознательно разрабатываются и находятся в областях, недоступных общей полиграфии. Это – и люминесцентные краски, и магнитные краски, и инфракрасные краски. Теперь это уже и инфракрасные краски, которые могут быть практически прозрачными в видимом диапазоне спектра. Очевидно, что в продаже нет и никогда не будет и фотопринтеров, печатающих совокупностью таких красок – ведь это попросту не нужно для передачи цветовых нюансов изображения. А для защищенной полиграфии краски со специальными свойствами – одно из обязательных условий существования в современном мире.

При правильном использовании такие признаки послужат хорошим подспорьем для банкнотоприемных устройств и счетно-сортировальных машин и позволят повысить надежность отсева фальшивок.
Поэтому, несмотря на то что мы используем методы и технологии общей полиграфии, материалы у нас – сугубо специальные, призванные исключить возможность для поддельщика имитировать защищенные изделия стандартными методами общей полиграфии.


Панацеи не будет никогда

– Невозможно, используя комбинацию доступных на рынке принтеров, сымитировать признак «М-1» или «SicpaTalk».
Однако нельзя думать, что такие известные решения, как «SicpaTalk», «SicpaNeomag», или современные гознаковские разработки являются какой‑то панацеей. Лет через пять, десять, если эти материалы используются для массовой продукции, их свойства будут неизбежно имитированы.

Эволюция подделок, как правило, всегда происходит по одной и той же схеме – сначала признак просто печатают, стремясь передать только визуальное сходство. Потом начинаются пробы и опыты, печать непонятно чего в несколько слоев. И только на следующем этапе у поддельщиков начинает выходить нечто похожее на подделываемый признак: для специалиста уже очевидно, что это – подделка, но какие‑то простые детекторы уже начинают ее воспринимать как подлинную. И на завершающем этапе поддельщики достигают такого уровня, когда ни невооруженным глазом, ни детектором уже невозможно определить, подлинный это признак или поддельный – и требуется анализ на экспертном уровне. И тогда у производителей банкнот должна произойти смена имитированного защитного элемента на новый.

При анализе признака и прогнозе его устойчивости от подделок важен еще один аспект – насколько универсальным является признак.
Например, предполагается, что краска «SicpaTalk» –
универсальна: для всех центральных банков стран, в которые компания поставляет свою продукцию, предлагается одна и та же краска, которая лишь отличается по оттенку. Таким образом, после того как этот признак будет подделан хоть в одной стране, во всех остальных странах в этом случае он будет дискредитирован автоматически. Очевидно, это не самый лучший подход.

У Гознака подход иной – всякий раз разрабатываются материалы с различным набором свойств – магнитных, оптических, люминесцентных. Это и химически разные вещества, и разные по цвету, а в последнее время –
вообще слабоокрашенные. Мы стараемся разрабатывать вещества, не имеющие выраженного собственного цвета и вводить их в светлые краски, так как поддельщику сложнее работать с неокрашенными элементами, потому что любое внесение имитатора, который похож по инфракрасным или магнитным свойствам, но не похож по визуальному исполнению, сразу становится заметным.

Решения в защитном комплексе должны быть максимально эксклюзивными, но при этом отвечать требованиям надежного контроля на современных банкнотоприемных устройствах. Универсальными решениями могут быть только приборы и устройства для проверки подлинности банкнот (например, ручные детекторы подлинности).

Таким образом, Гознак готов предложить своим заказчикам законченные решения, включающие защитный признак, устройства для его детектирования и приборы контроля его качества.


Не все банкноты одинаково хороши

– Дальнейшее развитие защищенной полиграфии, скорее всего, будет не в увеличении количества признаков, а в усложнении их принципа действия, например за счет комплексного характера реакции на приложенное воздействие, и, конечно, в повышении качества их исполнения. Ведь для того, чтобы признаки хорошо работали, они должны контролироваться на всех стадиях производства банкноты.
Чтобы машиночитаемый признак работал хорошо на уровне банкоматов, у него должны быть жесткие критерии срабатывания и – устойчивость к воздействию внешних факторов. Только такие свойства машиночитаемых признаков на банкнотах позволят банкнотоприемному устройству безошибочно определять защитный признак на банкноте в течение всей ее жизни, в любой допустимой степени износа.
Конечно, для решения данной задачи необходимо проводить оснащение производства специальным контрольным оборудованием, проводить измерения в процессе изготовления бумаги, красок и собственно при печати банкнот, а затем – и контролировать уже готовые банкноты на скоростных счетно-сортировальных машинах при финишном контроле.

Да и сама банкнота не требует для своей защиты постоянно растущего числа признаков – главное, чтобы они были трудновоспроизводимыми, скрытыми, стабильными во времени от производства до уничтожения банкноты.
В целом же, после участия в международных конференциях по защищенной печати, приятно осознавать, что Гознак движется наравне с мировыми лидерами в области защищенной полиграфии, в чем‑то и опережая их. О чем свидетельствует полученная нами награда.




Елена КИСЕЛЕВА

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2019 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных