Водяной знак

  сайт о защищенной продукции

Поиск


    

<расширенный поиск>  

Разделы сайта




Золотой червонец


Rambler's Top100







 

№ 0 04/2003

 
 

 Бумажник 

 

 

 


НАС УНИЖАЮЩИЙ ОБМАН

На вопросы журнала «Водяной знак» отвечает первый заместитель министра финансов России Сергей ВЯЗАЛОВ. Он убежден: любая фальшивка рассчитана на невнимание. Как со стороны государства, так и со стороны граждан.

- Оказывались ли вы жертвой подделок – фальшивых денег, ценных бумаг, контрафактной продукции?

- Мой опыт в этой области не очень отличается от опыта большинства граждан. К счастью, мне не довелось стать жертвой фальшивомонетчиков, не сталкивался я в повседневной жизни и с фальшивыми документами. Это потом, уже работая на «Гознаке», я держал в руках и фальшивые деньги, и поддельные удостоверения, и фальшивые акцизные марки, слышал много историй о том, как и в каких масштабах обманывали граждан…

Если вести разговор шире, то, конечно, мне случалось покупать товар, который на поверку оказывался выпущенным не какой-нибудь известной фирмой-производителем, а некой подпольной фабричкой… Другое дело, что во времена тотального дефицита все покупали то, что было.

Сейчас я, бывает, покупаю фарфоровую собачку для своей коллекции, точно зная, что это подделка, хотя и качественная. Но для меня эта конкретная собачка тем и интересна. Но это – особый случай.

- Как вы оцениваете нынешний уровень защиты ценных бумаг? Российских денег?

- Уровень защиты ценных бумаг – понятие очень емкое, и диапазон оценок здесь может быть весьма широк. Все зависит от желания заказчика, от того, какие задачи он ставит перед производителем. Отвечу так: сегодня тот же «Гознак» в состоянии обеспечить заказчику самый высокий уровень защиты, ничуть не уступающий зарубежным аналогам.

Проще оценить уровень защиты российских денег. Безусловно, он соответствует мировому уровню. В чем-то – даже превосходит. В общем, российские деньги на фоне денег других стран выглядят вполне достойно. Специалисты, к примеру, считают, что наши банкноты по уровню защищенности превосходят доллар.

Другой вопрос – достигнут ли предел защищенности? Нужно дальше совершенствовать защиту или нет? Считаю, что усовершенствования нужны. Но вот какими они должны быть и в какие сроки осуществляться – это вопрос к Центральному банку. Именно он принимает окончательное решение о том, как должны быть защищены российские деньги. При этом всегда надо помнить: чем выше уровень защиты — тем выше цена денег.

- Кроме денег, где, на ваш взгляд, требуется повысить уровень защиты?

- Это надо делать всегда и везде, потому что производители защищенной продукции всегда находятся в соревновании с поддельщиками. Если не повышать уровень защищенности, не пересматривать защитные механизмы, такая продукция станет легкой добычей для тех, кто хочет ее подделать. Соответственно, это создает напряженность в обществе: человек теряет уверенность в своих деньгах, в купленных товарах.

- Что делает государство, чтобы граждане чувствовали себя более защищенными от подделок? Чтобы их жизнь была более защищенной?

- Человек чувствует себя защищенным, когда в стране стабильная ситуация. Когда человек знает, что на защите его интересов стоит не только сбалансированный бюджет, но и хорошо вооруженная армия. Когда у человека есть гарантии, что ему вовремя заплатят зарплату, не посягнут на его собственность.

Если говорить о более локальной проблеме, ситуация такая: специальная защита нужна очень многим продуктам и товарам. И реализована эта защита может быть как в традиционном виде, к которому мы уже привыкли – в виде акцизных марок или специальных опознавательных знаков, так и в более сложном варианте – путем особой организации оборота той или иной продукции, налаживания жесткого контроля за ее использованием.

Защита прав производителей, защита торговых марок – все это очень важные вопросы. Защищенная продукция сопровождает человека на всех этапах его жизни – с момента рождения и до смерти.

- Так все-таки – от кого зависит, чтобы эта защита была более эффективной?

- Производители сами заинтересованы в том, чтобы их продукция была легко узнаваема, чтобы она легко идентифицировалась. И тем самым они стремятся защитить человека от возможных подделок.

Но государство в свою очередь должно создать такое законодательство и нормативную базу, разработать такой механизм защиты от подделок, которые бы позволили владельцам торговых марок защитить свою продукцию от подделок. Это – с одной стороны. А с другой, нужно требовать от тех же производителей если не стопроцентных, то высоких гарантий, что человек, покупая в магазине, в аптеке, на рынке какой-либо продукт, получает именно то, за что платит. То есть если он платит за лекарство – он должен получать именно это лекарство, а не какую-то подделку, в лучшем случае – бесполезную, а в худшем – и просто опасную для здоровья.

Впрочем, многое зависит и от нас самих – от нашего умения обращать внимание на детали. Зачастую российские производители уже сейчас используют всевозможные защитные технологии и стараются подробно проинформировать об этом потребителей. Таких производителей – заботящихся о снижении уровня контрафактной продукции с их торговыми марками – с каждым годом становится все больше.

- Ваша оценка нынешней ситуации с поддельной продукцией?

- Совместная коллегия Министерства по экономическому развитию и Министерства внутренних дел по проблеме подделок, которая состоялась не так давно, пришла к неутешительному выводу: контрафактной продукции становится все больше. Это очень болезненный вопрос, и его решение не исчерпывается введением нового опознавательного значка или новой системы госконтроля. Речь идет об ответственности как производителей (которые, как я уже говорил, должны быть заинтересованы в продаже только подлинной продукции), так и покупателей.

Должна быть культура потребления. Надо смотреть, что ты покупаешь, не приобретать товары в сомнительных местах. Ведь сколько говорилось о том, что нельзя покупать валюту с рук – и что? Люди покупают и становятся жертвами мошенников. Сколько пишется, что львиная доля поддельного спиртного продается в киосках, палатках или с рук? Что, покупая бутылку со спиртным, надо хотя бы посмотреть на акцизную марку? По большому счету, обманывается всегда тот, кто хочет обманываться. И любая подделка рассчитана на невнимание.

Российские предприятия, разрабатывающие защитные технологии, готовы предоставить производителям самые совершенные защитные признаки, способные облегчить потребителю процесс идентификации продукта. Но – без интереса со стороны самого потребителя эту проблему не решить.

Повторю: разработать суперсовременную защиту – это не значит обезопаситься от подделок. Если система не создает условий, чтобы защита работала – она работать не будет.

- Например?

- Пожалуйста, вот вам яркий пример – документы об образовании. Давно всем известно, что сложилась никуда не годная ситуация, когда дипломы – и настоящие, и поддельные - продаются в переходах метро. Решить эту проблему можно: для этого Министерству образования достаточно заказывать дипломы у производителя, который способен изготовить их в соответствии с требованиями, которые распространяются на документы строгой отчетности. Сегодня же дело обстоит иначе. Вероятно, тому есть свое объяснение, я деталей не знаю. Однако факт остается фактом: рынок наводнен поддельными дипломами.

- Какая продукция сегодня наиболее защищена?

- Деньги. Это не просто полиграфическая продукция, тут существуют особые требования. И даже самые слабо защищенные банкноты все равно защищены больше, чем какой-либо другой продукт.

- Производство денег, ценных бумаг – это выгодный бизнес?

- Не надо питать иллюзий о фантастических масштабах этого бизнеса. Объемы сравнительно небольшие – десятки миллионов долларов в год.

Российское производство денег – оно, конечно же, конкурентоспособно. Доказательство – то, что «Гознак» все увереннее завоевывает позиции на международном рынке производителей защищенной продукции. Государству это приносит прибыль. Но этот бизнес выгоден государству не из-за прибыли, а скорее по имиджевым, политическим соображениям. Это знаковая вещь – если банкноты, банкнотная бумага, монеты заказываются в какой-то стране, значит, эта страна пользуется доверием, достаточным для того, чтобы на ее территории был размещен подобный заказ.

К сожалению, на этапе развала СССР «Гознак» не смог (как по техническим, так и по политическим причинам) «перехватить» производство банкнот и банкнотной бумаги для стран СНГ, Восточной Европы и Балтии. Сейчас мы с большим трудом восстанавливаем этот рынок. Сегодня примерно 15 стран являются постоянными заказчиками «Гознака» на производство банкнот, банкнотной бумаги и монет. В их числе Индия, Индонезия, Вьетнам…

Главная прибыль государства в результате деятельности «Гознака» – это уверенность наших граждан в том, что они держат в руках хорошо защищенные банкноты, а не фантики. Это бизнес бесконечный, и в этом его выгода. Конечно, говорят о нем мало – но это потому, что в среде производителей защищенной продукции не принято много о себе говорить.

- Не планирует ли правительство менять внешний вид российских денег? Кто принимает такие решения?

- Решения в конечном итоге принимает Центральный банк. Он заказывает производство банкнот на «Гознаке». Что касается планов изменения внешнего вида российских денег – они обычно не комментируются.

- Вам лично какие деньги больше всего нравятся – в смысле внешнего вида?

- По дизайну - швейцарские франки. Да и уровень защищенности у них высочайший. Но это и самые дорогие деньги – по затратам на их производство.

Наталья Михайлова

 


 

 

Последние новости


<все новости>  

Мероприятия

 

© 2003-2019 "Водяной знак". При использовании материалов ссылка на "Водяной знак" обязательна.
Адрес редакции: Россия, 190020, Санкт-Петербург, Старо-Петергофский пр., д. 43/45, лит. Б, пом. 4Н;
тел.: (812) 325-20-99, 325-35-23; e-mail: info@vodyanoyznak.ru
Политика в отношении обработки персональных данных